ВОСПОМИНАНИЯ О МИНИСТРЕ ОБЩЕГО МАШИНОСТРОЕНИЯ СССР С.А. АФАНАСЬЕВЕ

MEMORIES OF THE MINISTER OF GENERAL MACHINE BUILDING OF THE USSR S. A. AFANASYEV


4 декабря 2017 г., в слегка морозное и снежное утро, по пути на работу в ФГУП «НПО «Техномаш» скончался Исаченко В.А., руководивший этим институтом в течение 10 лет, с 1981 по 1991 г.
Так случилось, что мы оба работали долгое время с С.А. Афанасьевым, я, с 1965 г. по 1976 г., в начальный период его деятельности Министром общего машиностроения СССР, на его восходящей траектории, а Вадим Александрович -с 1981 по 1991 г. , можно сказать в самый трудный для него период жизни в должности Министра общего машиностроения, когда он прекрасно понимал складывающуюся вокруг него обстановку и недовольство вышестоящих руководителей.
Я уже не работал в отрасли, когда в неё пришёл В.А. Исаченко, а наши случайные немногочисленные встречи не могли, естественно, нас сблизить. Произошло это, когда оба мы были на пенсии. Он работал в институте, которым много лет руководил и руководил талантливо, в должности главного советника первого заместителя генерального директора, а я – главным консультантом.
Сблизило нас то, что наступающий 2018 г. –год 100 – летия со дня рождения С.А. Афанасьева и 80-тилетия со дня основания прославленного НИИ технологии машиностроения.
Вадим Александрович обратился ко мне за помощью, так как никак не мог понять, что же Сергей Александрович сделал в управлении отраслью и почему 60 и 70 –тые , да и последующие годы ХХ столетия были триумфальными для советской космонавтики . С этим вопросом -«почему?» он пришёл ко мне.

Ответ на этот вопрос потребовал времени и неоднократных бесед, благодаря которым я понял, что за человек мой собеседник профессор, д.т.н. В.А. Исаченко, рассказавших мне о себе и о своих взаимоотношениях с С.А. Афанасьевым.
От этих бесед как-то в ином свете предо мной предстал и Сергей Александрович.
Я давно заметил, что чем дальше люди от Москвы, тем они прямее, честнее и понятней в отношениях, что было характерно и для Вадима Александровича.
При этом не нужно делать скоропалительных выводов и з сказанного- они далеко не простачки.
Рассказывая о своём прошлом (а у каждого директора оно всегда не усыпано розами) , его речь была густо пересыпана словами, мягко скажем, ненормативной лексики, жаргоном, которая вряд ли подходил к его профессорскому званию , но как я понял, прекрасно уживалась и была понятна сборщикам, сварщикам, расточникам, токарям, фрезеровщикам, цеховым технологам-всем тем, чьи «золотые руки и светлые головы», говоря словами С.П. Королёва, позволяли создавать то чудо, которое назвалось ракетно-космической техникой советского времени.
Где-то в начале 90-х годов независимость и твёрдость позиции в доказательстве своей правоты по технологическому развитию ракетно-космической промышленности не понравилась руководителям, ответственным за это направление в отрасли, и троица -заместители министра Лобанов В.В., Коновалов В.Н. и , как говорили в прошлом, «примкнувший к ним» начальник ГТУ Потехин П.Н., пришли с Министру Афанасьеву С.А. с твёрдым намерением добиться освобождения Исаченко В.А. от занимаемой должности.
Выслушав их обвинения (слово «аргументация» неприемлемо, так как дело сводилось к «неуправляемости» директора), Сергей Александрович промолчал и ничего не пообещал. Неожиданно для себя, Вадим Александрович был включён в состав лиц, сопровождающих Министра С.А. Афанасьева по посещению ряда уральских и сибирских предприятий министерства.
Те, кто, хоть раз бывали в таких командировках с Министром, знают, что это далеко не праздные прогулки, а напряжённый труд с раннего утра до поздней ночи, когда от тебя требуется полностью профессиональные знания, моментальная реакция и огромная работоспособность.
В.А. Исаченко прошёл это испытание с достоинством.
Министр С.А. Афанасьев, вернувшись в Москву, собрал «троицу» у себя и объявил своё решение: «Все разговоры об освобождении Исаченко прекратить».
Вадим Александрович Исаченко, как директор головного технологического института -НИИТМ, много сделал для отрасли и это известно всем.
В рассказах В.А. Исаченко о С.А. Афанасьеве были ещё два очень важные для понимания этого человека обстоятельства.
Первое – это заседание ВПК, на которое единственный раз в жизни и непонятно почему его пригласили и в ходе которого заместитель Председателя СМ СССР по оборонным отраслям промышленности, Председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам Л.В. Смирнов высказал неудовольствие работой Минобщемаш.
В.А. Исаченко увидел, как С.А. Афанасьев развернулся в кресле в сторону Л.В. Смирнова и, глядя на него из под лба, поверх очков, громко на весь зал бросил: «Какое там ещё неудовольствие…».
Смирнов быстро подошёл к нему и начал успокаивать, дескать, ничего особенного, просто есть замечание по работе. Это была первая «ласточка».

Второе случилось позже, в начале апреля 1983 г., когда В.А. Исаченко был включён в состав делегации по проведению партактива в НИИ ФИ, Пенза.
Возвращаясь в Москву, в самолёте было устроено застолье, которым отметили успешное проведение партактива.
Вадима Александровича неожиданно пригласили к столику в передней части самолёта, где в окружении трёх-четырёх человек сидел Министр С.А. Афанасьев.
Как рассказал Исаченко, он был поражён, когда Министр С.А. Афанасьев, глядя на него, поднял тост «Выпьем не за бля…!».
В его голове мелькнуло: « Что я такого натворил?».
Выяснилось через пару дней, когда коллегию министерства проводил уже другой Министр общего машиностроения – Бакланов О.Д., назначенный на эту должность 8 апреля 1983 г.
Конечно, Сергей Александрович обо всём был осведомлён и тост на самолёте не имел отношения к В.А. Исаченко.
Вспомним слова Мишеля Монтеня:« Во всей жизни Сократа нет, по-моему, более славной страницы, чем те тридцать дней, в течение которых ему пришлось жить с мыслью о приговоре, осуждавшем его на смерть, все это время сживаться с нею в полной уверенности, что приговор этот совершенно неотвратим, не выказывая при этом ни страха, ни душевного беспокойства и всем своим поведением и речами обнаруживая скорее, что он воспринимает его как нечто незначительное и безразличное, а не как существенное и единственно важное, занимающее собой все его мысли».
То, что сказано было французским философом в XVI веке имеет прямое отношение к С.А. Афанасьеву, его мужественному и достойному поведению.
Министр общего машиностроения СССР Сергей Александрович Афанасьев, человек который в комплиментах не нуждается и о нём стоит только повторить слова великого писателя М.А. Шолохова, сказанные о И.В. Сталине: «Это была Личность!».
Именно, с Большой буквы.
На Пленуме ЦК КПСС 28 апреля 1989 г., последний раз выступая, подвёл итоги всей свой жизни: «Все мы прошли большой путь в жизни, в работе партии и ЦК, работали честно, отдавая все силы и здоровье… Мы уверены, что космическая техника и впредь будет на передовых рубежах технического прогресса и внесет большой вклад в народное хозяйство».
Результаты его самоотверженного труда Министром Минобщемаша СССР, с 1965 года в течение долгих и насыщенных событиями 18 лет, всем, кто хоть как-то соприкасался с ракетно-космической деятельность, хорошо известны и вошли в историю Советского Союза, как грандиозные свершения советского народа по освоению околоземного и дальнего космоса, проложив начало фундаментальных исследований Луны, Венеры, Марса и других планет Солнечной системы, поднявших политический и государственный престиж СССР на недосягаемые высоты.
Особый вклад в мировую космонавтику внесли получившие дальнейшее развитие отечественные пилотируемые комплексы – долговременные орбитальные станции «Салют», проектно-конструкторские и технологические решения которых позволили создать космическую станции «Мир» и международную- МКС, космические корабли «Союз» и «Прогресс», которые до сих пор обеспечивают транспортные и грузовые операции на МКС.
Но самое грандиозное человеческое творение, создание которого потребовало всех сил, знаний и самоотверженности в преодолении непроторённых дорог космонавтики, казалось бы, невозможного от всех, без исключения, а в первую очередь от Сергея Александровича Афанасьева, как Министра, -это ракетно-космическая система «Энергия-Буран», ракета –носитель «Энергия», которого с многоразовым кораблём «Буран» 15 ноября 1988 года ушла в свой единственный, но триумфальный орбитальный полёт вокруг Земли и с астрономической точностью осуществила посадку корабля «Буран» в автоматическом режиме в 1,5…2 метрах от «расчетной точки».
Чтобы понять, что было сделано, достаточно упомянуть, что в реализации РКС «Энергия- Буран» участвовало более 1200 предприятий и 87 министерств и ведомств СССР.
К деятельности Сергея Александровича непосредственно относятся слова Президента США Д.Ф. Кеннеди о вынужденном признании поражения Соединённых Штатов Америки в соревновании с СССР в области космоса, сказанные чуть раньше: «Победило советское…Ребята, нам надо учить физику, иначе придётся учить русский язык».
События Карибского кризиса также сказались на деятельности Минобщемаш СССР, потребовавшие срочных и серьёзный решений по созданию и разворачиванию стратегических ракетных комплексов наземного и морского базирования, основы «триады» ядерного щита нашей Родины, служащие ей по настоящее время.
В чём же была причина успехов и такой эффективной деятельности Минобщемаш?
Первое, что несомненно,- это легендарные и беззаветно преданные делу Главные конструктора, объединившие вокруг себя творческие и работоспособные знаменитые коллективы-С.П. Королёв, М.К. Янгель, В.Н. Челомей, В.П. Глушко, Н.А. Пилюгин, В.П.Бармин, В.И.Кузнецов, Г.Н.Бабакин, М.С.Рязанский и многие другие вместе со своими коллективами стремились идти вперёд по осуществлению своих, как теперь называют, амбициозных целей-пилотируемый облёт и высадка экспедиции на Луну, создание пилотируемой многоцелевой станции на околоземной орбите, пилотируемый полёт к Марсу и полёты автоматических станций к планетам солнечной системы и вне её.
Всё это требовало огромных финансовых и материальных затрат и ресурсов, далеко выходящих за рамки возможностей не только Минобщемаш СССР, но и государства в целом.
К этому же периоду относится рациональное и перспективное техническое предложение д.т.н. Д.Д. Севрука, одного из пионеров в создании ракетно-космической техники, о строительстве единого для отрасли испытательного центра ракетно-космической техники, который бы обеспечил бы повышение надёжности РКТ за счёт комплексной наземной отработки в условиях максимально приближённых к реальным, что существенно сократило бы расходы и время организаций и предприятий за счёт исключения дублирования в оснащении дорогостоящими специальными и контрольно-испытательными стендами и проведения испытаний.
Правильность такого подхода позднее подтвердилась созданием в ЦНИИмаш мощного центра статических испытаний ракетной техники в натурную величину, через который прошла практически вся ракетно-космическая техника.
На сопроводительном письме к техническому предложению Д. Д. Севрука рукой Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева было написано : «Тов. Афанасьеву С.А. Объясните товарищам, что таких возможностей у государства нет».
Отметим, что ракетно-космическая отрасль, как никакая другая отрасль промышленности и народного хозяйства СССР, имела и имеет свои особенности:
1. В отрасли значительный удельный вес занимает НИОКР (до 70% от общего объёма всех работ в стоимостном выражении), что объективно требует инновационный характер деятельности организаций и предприятий, находящихся в ведении Минобщемаш СССР;
2. Основная деятельность Минобщемаш СССР , его организаций и предприятий по боевой ракетной технике и космическим системам и их результаты ( успешные и неудачи) на виду у мирового сообщества, что повышает ответственность Минобщемаш СССР перед государством, так как по достижениям в космосе судят о состоянии экономики и обороноспособности СССР, как государства.
3. Для обеспечения задач, возложенных на Минобщемаш СССР, требуется постоянное обновление материально-технической базы –производственно-технологического комплекса, экспериментально –исследовательских и контрольно-испытательных стендов организаций и предприятий, а также технического развития полигонов и космодромов.
4. Как головная отрасль, Минобщемаш СССР, должен способствовать и поддерживать развитие соответствующих отраслей и подотраслей промышленности в экономике СССР, продукция которых является необходимой для разработки и производства ракетно-космической техники.
5. Для отрасли играли роль не только ограничения в виде госбюджетных средств, но и материально-технические ресурсы, что также должно было отражаться в тематических планах НИОКР, обобщающим показателем которого были общие объёмы работ в стоимостном выражении (с учётом лимитов по предельным ассигнованиям на аппарат управления и оплату труда, а также собственные работы организации и предприятия).
Учитывая особенности Минобщемаш СССР, классическая модель В.В. Леонтьева «затраты-выпуск», по которой в соответствии с директивами Госплана СССР, планировалась и отчитывалась вся промышленность Советского Союза, где основной объём работ составляло массовое и крупносерийное производство изделий, позволяющей описывать внутреннюю структуру производства (технологии), а также взаимосвязь ресурсов и готовой продукции, ракетно-космической отрасли не подходила.
В модели «затраты – выпуск» ключевыми характеристиками технологий, определяющими зависимости выпуска продукции и затрат производственных ресурсов, служат коэффициенты прямых затрат (технологические коэффициенты).
Второе. Перед Министром Минобщемаш СССР С.А. Афанасьевым, сразу же в полный рост стал вопрос, как достигнуть баланса между тематическими планами НИОКР Главных конструкторов и руководимых ими организациями и возможностями Минобщемаш СССР (и государства).
Следовательно, требовалось создать эффективную систему планирования и управления деятельностью организаций и предприятий ракетно-космической отрасли народного хозяйства СССР, которая учитывала особенности разработки, отработки и производства ракетно-космической техники.
Первым шагом на этом пути стало создание Приказом Минобщемаш от 14 июня 1966 г. № 248 в ЦНИИмаш отдела тематического планирования и технико-экономического анализа, который разработал отраслевой тематический план НИОКР на 1967 г.
С этого отдела началась целеустремлённая исследовательская и организационно-методическая работа по созданию автоматизированной системы тематического планирования НИОКР и оперативному контролю важнейших ОКР с переходом на новый в планировании СССР (что было поддержано Госпланом и ЦСУ) показатель «завершаемые работы» в номенклатуре по стадиям и этапам создания ракетно-космической техники и по объёму в стоимостном выражении на основе сметных стоимостей.
Показатель «завершаемые работы» стал основным плановым показателем в отрасли, связавшим планирование и отчётность работ предприятия с технологическим процессом разработки, наземной отработки и опытного производства ракетно-космической техники в отрасли , у истока которого стоял талантливый экономист, заместитель начальника ГППУ Минобщемаш Б.М. Чернин и д.т.н. В.М. Чебаненко.
Показатель «завершаемые работы», как плановый и отчётный инструмент, показал свою высокую эффективность на процесс разработки и производства РКТ совместно с системой оперативного контроля важнейших ОКР с 1972-1992 г.г. в Минобщемаш СССР и отражён в отраслевом директивном документе «Единое положение о планировании, учёте, отчётности и оперативном управлении научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами в отрасли» (введён в действие письмом Минобщемаш от 10.07.87 г. № ИП -266 и более ранними документами министерства).
Успех и результативность автоматизированного контроля важнейших ОКР и оценки эффективности деятельности организаций Минобщемаш в области НИОКР обязаны заместителю начальника ГППУ, главному диспетчеру министерства принципиальному и требовательному Б.Я. Федченко и подчинённому ему отделу контроля НИОКР.
В 1969 г. на заседании Комиссии по военно-промышленным вопросам СМ СССР система тематического планирования НИОКР и оперативного контроля важнейших ОКР была признана лучшей среди 9 министерств военно-промышленного комплекса СССР.
На всех этапах работ по созданию и совершенствованию системы тематического планирования НИОКР и оперативного контроля важнейших ОКР, вплоть до инициативы создания полиэкрана коллективного пользования в зале коллегии ( аналога полиэкрана в Центре управления полётами ЦНИИмаш), с автоматизированным выводом информации от ГВЦ по рассматриваемым на коллегии вопросам, непосредственно участвовал, поддерживал и направлял Министр С.А. Афанасьев.
Это же техническое решение позволило получить возможность параллельного функционирования в режиме передачи информации из калининградского Центра управления полётами, без права вмешательства в управление происходящим процессом, а только в форме наблюдения за происходящим на экранах ЦУП из зала коллегии министерства.
Во всех организациях отрасли были созданы отделы координации работ, технико-экономического анализа и разработки сметных стоимостей, которые поставили на научную основу обоснование и разработку технико-экономических характеристик разрабатываемой ракетно-космической техники и оптимальность принимаемых решений по предстоящим затратам на тих создание. Всё это в виде автоматизированных систем тематического планирования и управления организаций и министерства в целом. Таких систем не имело ни одно из министерств и ведомств народного хозяйства СССР.
Подчёркивая на ВПК СМ СССР значимость выполненной работы и масштабность достигнутых результатов, докладчик Чебаненко В.М. в конце выступления сказал: «Без помощи и постоянной поддержки Министра С.А. Афанасьева сделать подобное было невозможно».
Профессионализм и признание организациями и предприятиями отрасли работ по совершенствованию системы тематического планирования НИОКР , а также работы по созданию АСУП на предприятиях и растущие задачи отрасли привели к необходимости создания Распоряжением СМ СССР от 22 мая 1973 г. № 955 и Приказом Минобщемаш от 14.06.1973 г. № 174 в Москве филиала ЦНИИмаш – «Организации «Агат» на самостоятельном балансе, сформированного базе отделения № 7 ЦНИИмаш и подразделений НИИТМ ( в т. ч. Главный вычислительный центр министерства).
В интервью редактору журнала «Новости космонавтики» Н.П. Тарасенко в 1991 г., С.А. Афанасьев, называвший «Агат»: «Наш министерский Госплан» сказал: «Надо отдать должное экономическим службам отрасли, обеспечившим создание внедрение «Единой системы планирования, учёта, отчётности и оперативного управления НИОКР отрасли», позволяющей рачительно, по-хозяйски расходовать выделяемые государством бюджетные ассигнования». И далее: «Ни один разработчик не мог пройти мимо этих служб. Борьба за экономию начиналась с обоснования проекта, выбора наиболее «дешевого» варианта на ранних стадиях проектирования» («ЭКСМО»,2011 г., стр.142).
Вот, что говорил о С.А. Афанасьеве Генеральный конструктор ОКБ «Южное» В.Ф. Уткин: «Впрочем, глубочайшая ошибка, когда говорят, мол, «оборонка» никогда не считалась со средствами, сколько просили, столько и давали. Нет, это совсем не так!
Да, с деньгами для обороны было легче, чем сейчас, но считались они намного тщательней! Составлялась смета, подавалась она на ревизию в институт «Агат», где изучалась и анализировалась каждая цифра, затем директор института докладывал министру Сергею Александровичу Афанасьеву…Кстати, хотя мы были с ним в разных «лагерях», но более удачного министра общего машиностроения у нас, конечно, не было.
При нём шло становление министерства, завоевание «места под солнцем» между атомщиками, радиотехникой, машиностроением вообще и оборонным ведомством в частности… Это удалось во многом благодаря Афанасьеву. Это был крупнейший специалист, технолог, умница…. Готовился к коллегии так, что ты на ней неподготовленным не появишься- стыдоба будет большая. Он настолько грамотно вёл коллегию, решал проблемы, что являлся примером для нас, Генеральных, Главных и директоров.
Так что любые вопросы в прошлом решались тщательно, со знанием дела и деньги умели считать и пересчитывать.
Ну а на коллегию к Афанасьеву едешь, то, к примеру, не только знаешь всё об аварии, о которой докладываешь, но и большую «зону» вокруг изучаешь. А если о материалах новых говоришь, то должен знать о нём до конца, вплоть до того, где и как он добывается. Требовательный был министр, но справедливый…Афанасьев для становления ракетной и космической техники сыграл огромнейшую положительную роль и собственно ошибки на начальство не стоит перекладывать».
Первый министр Министерства Общего машиностроения СССР Сергей Александрович Афанасьев, был учеником и продолжателем дела, вырастившем его, члена Политбюро ЦК КПСС, Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова, с которым он проработал многие годы.
Сергей Александрович Афанасьев – советский государственный деятель, министр общего машиностроения СССР, министр тяжёлого и транспортного машиностроения СССР, дважды Герой Социалистического Труда и многих правительственных наград, лауреат Ленинской премии, Сталинской и Государственной премий, Член ЦК КПСС.
Профессор, д.т.н. В.М. Чебаненко
Москва, 06.12.2017 г.

КОСМИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ. КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА