КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РАННЕГО ОБНАРУЖЕНИЯ СТАРТОВ МЕЖКОНТИНЕНТАЛЬНЫХ БАЛЛИСТИЧЕСКИХ РАКЕТ I ПОКОЛЕНИЯ
SPACE SYSTEM FOR EARLY DETECTION LAUNCHES OF INTERCONTINENTAL BALLISTIC MISSILES OF THE FIRST GENERATION

Со времени создания ядерного оружия и средств его доставки к цели – баллистических ракет встала проблема стратегического сдерживания вероятного противника.
Агрессор не должен сомневаться, что в случае нападения он получит адекватный ответ с неприемлемым для него ущербом. Важнейшим условием реализации ответных действий является достоверная и своевременная информация для высшего звена управления о фактах стартов БР с территории агрессора.
По инициатие командования войск ПВО в 1965 г. КБ-1 (ОКБ-41) была поручена разработка техническивх предложений по оценке возможностей создания космической системы, обеспечивающей раннее обнаружение стартов баллистических ракет с континентальной части территории США. При этом (в случае положительного результата) предполагалось использовать космическую систему как первый эшелон системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН).
Космическая система должна была обеспечивать обнаружение одиночных, групповых и массового стартов межконтинентальных баллистических ракет (МБР) круглосуточно во все времена года в течение многих лет и выдавать с высокой достоверностью такие данные, как время старта, его координаты и количество стартовавших ракет.
По исходному замыслу в состав системы должны были входить группировка КА, наземный командный пункт управления, средства подготовки и вывода КА на орбиту и средства обмена информацией с потребителями.
Обнаружение стартующих МБР и определение параметров их траекторий предполагалось осуществлять по результатам наблюдения излучения факела двигательной установки ракеты на активном участке траектории ее полета в инфракрасном диапазоне оптического спектра с помощью бортовой аппаратуры обнаружения (БАО), размещаемой на КА. Передаваемая с КА информация должна была обрабатываться на наземном командном пункте и по каналам системы передачи данных (СПД) поступать на КП СПРН. При этом интервал времени от момента фактического старта МБР до выдачи информации на КП СПРН должен составлять единицы минут.
Первый этап научных исследований заключался в изучении фоновой и целевой обстановки (ФЦО), поиске и проектировании высокочувствительных фотоприемных устройств, способных в условиях космоса обнаруживать сигналы стартующих ракет, разработке алгоритмов, позволяющих из большого потока информации выделять полезные сигналы на фоне помех.
С этой целью по решению комиссии по военно-промышленным вопросам при СМ СССР в 1970 г. был создан межведомственный научно-технический координационный совет по изучению фонов и факелов (МНТКС). Председателем совета был назначен член-корр. АН СССР Мирошников М.М – директор ГОИ им. С.И. Вавилова.
Кроме того, в короткие сроки в Сосновом Бору под г. Ленинградом был создан комплексный моделирующий стенд, в котором в условиях, приближенных к космическим, могли проходить светотехнические испытания различные типы БАО (позднее – Научно-исследовательский институт комплексных испытаний оптико-электронных приборов и систем).
Начались широкомасштабные натурные наземные, самолетные, аэростатные и космические (в том числе с участием космонавтов) измерения ФЦО. На первом этапе наиболее трудной оказалась проблема выбора типа бортовой аппаратуры обнаружения. В арсенале знаний и опыта разработчиков БАО было два метода фотопреобразования: дифференциальный (сканирующая матрица фотоприемников) и интегральный (неподвижная в фокальной плоскости матрица фотоприемников).
Аппаратура, созданная на основе первого метода, получила название БАО-теплопеленгационного типа, а второго – БАО телевизионного типа. Отдать предпочтение одному из двух типов БАО в то время было невозможно. К работам по этой проблеме были привлечены почти все подразделения ОКБ-41 и кооперации предприятий смежников. Дело в том, что тип БАО и ее пороговая чувствительность являлись ключевым элементом предполагаемой космической системы, в определяющей мере влияющим на ее облик и орбитальную группировку.
По указанию начальника ОКБ-41 А.И. Савина была создана межведомственная инициативная группа под руководством зам. начальника ОКБ-41 Шабанова В.М. В ее состав входили: Брацлавец П.Ф., Агаджанов Л.А., Суслин В.И. – от ВНИИТ, Левковцев Г.М., Безбородко Л.И., Сергеевич В.Н. и Вольшонок З. С. – от 2 ЦНИИ МО, Артемьев Н.Л. – от НИИ ПФ (ныне ФГУП «НПО «Орион»), Синельщиков В.В., Сверчков Л.М., Доминич А.И – от ОКБ-41.
Задачей группы было исследование возможности создания БАО, способной обнаруживать факелы двигательной установки МБР с дальности ~ 40000 км, что позволило бы перейти к ограниченной высокоорбитальной группировке КА.
В результате интенсивной работы в достаточно короткий срок была научно и инженерно-технически обоснована возможность создания БАО ТВ-типа, удовлетворяющей вышеприведенному требованию. Несколько позже с участием главного конструктора ЦКБ «Геофизика» Хорола Д.М. и его сотрудников Куковкина Г.Н., Алексеева И.П. и Корпухина М.М. аналогичный результат был получен в отношении БАО ТП-типа.
Одновременно с решением проблемы чувствительности бортовой аппаратуры обнаружения в ОКБ-41 тематическим подразделением Фрадкова С.Ш. и теоретическим подразделением Литовченко Ц.Г. разрабатывались вопросы системотехнического построения всех средств, которые должны были выполнять требования по качеству обнаружения в их комплексном взаимодействии. Результаты этой работы нашли свое отражение в первом эскизном проекте (ЭП) высокоорбитальной системы.
На основании рассмотрения результатов эскизного проекта по созданию космической системы раннего обнаружения стартов БР с орбитальной группировкой в составе 8 – 9 КА, расположенных на высокоэллиптических орбитах, в МО СССР 05.08.69г. были утверждены ТТТ на создаваемую систему.
Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 29.09.69 г. была определена головная роль МКБ «Стрела» (ОКБ-41, далее ЦНИИ «Комета») и кооперация предприятий-смежников.
В 1971 г. Комиссия по военно-промышленным вопросам при СМ СССР приняла решение, разрешающее разработку нескольких экспериментальных КА и проведение экспериментальных пусков КА, оснащенных БАО ТВ- и ТП-типов, для проверки реальной возможности обнаружения стартов МБР с апогейного участка полусуточной высокоэллиптической орбиты типа «Молния». Непосредственное руководство работами по экспериментальному этапу создания системы осуществляли Савин А.И., Бабакин Г.Н., Хлибко В.Г. и Васченок Б.А.
В сентябре 1972 г. с космодрома Плесецк был запущен первый экспериментальный спутник «Космос-520». Эту дату можно считать днем рождения системы обнаружения стартов МБР первого поколения.
На борту КА кроме аппаратуры управления и передачи информации были установлены два варианта экспериментальной бортовой аппаратуры обнаружения ТВ- и ТП-типов.
На апогейном участке высокоэллиптической орбиты КА с трехосной ориентацией отслеживал заданный район земной поверхности, с которого должна была стартовать БР или РН. В ходе эксперимента БАО ТВ-типа был уверенно зафиксирован сигнал от факела ДУ стартовавшей отечественной ракеты 8К78 с космодрома Плесецк.
В августе 1973 г. Главным конструктором системы был назначен Хлибко В.Г..
В ноябре 1973 г. был подготовлен и произведен запуск на высокоэллиптическую орбиту второго экспериментального КА, который обнаружил старты нескольких отечественных РН и БР одновременно двумя типами БАО. Результаты вселили в разработчиков и заказчика уверенность в том, что создание космической системы находится на правильном пути.
На втором КА разработчики-испытатели активно набирали статистику по наблюдению различных фоновых условий, звезд и целей с помощью БАО обоих типов.
Получив данные по фоно-целевым характеристикам с двух КА, разработчики бортовой аппаратуры создали математические и аналого-цифровые имитационные модели, на которых отрабатывались необходимые характеристики бортовых средств обнаружения. К запуску третьего КА были подготовлены БАО ТП- и ТВ-типов с улучшенными характеристиками.
В июне 1974 г. был запущен на высокоэллиптическую орбиту третий, доработанный экспериментальный КА «Космос-665». Результаты экспериментов с доработанной БАО были еще более значительными. Так, 24 декабря 1974 г. с помощью БАО ТВ-типа был впервые обнаружен реальный старт с Западного ракетного полигона США МБР «Минитмен-1» и произведено сопровождение всего активного участка траектории ее полета.
Экспериментальные пуски продолжались. Были изготовлены и запущены еще два КА: в январе 1975 г. на высокоэллиптическую орбиту, и в октябре 1975 г. на стационарную.
В 1975 г. полным ходом шло проектирование и изготовление штатных средств системы. Сложные задачи были решены разработчиками при создании наземных средств системы.
Наземный командный пункт состоит из четырех станций приема информации и передачи команд; вычислительного комплекса обработки на базе ЭВМ М-10 и вычислительного комплекса управления на базе ЭВМ МСМ-У; комплексов средств приема, регистрации и обработки телеметрической информации; средств оперативно-командной связи и передачи данных; комплекса документирования; системы электропитания; вспомогательных средств, обеспечивающих поддержание температурно-влажностного режима.
В апреле 1977 г. запускается новый КА. Комиссия по испытаниям продолжает работу. Орбитальная группировка наращивается. В июне и в июле 1977 г. запускаются еще два аппарата. На орбите работают уже три КА. Они последовательно контролируют заданный район, время от времени перенацеливаются для наблюдения плановых пусков отечественных и иностранных МБР и ракет-носителей. Полным ходом идет набор фоновых и целевых характеристик, уточняются алгоритмы обработки.
В середине 1977 года комиссией утверждается акт по оценке ТТХ КА с положительными результатами. Государственная комиссия приступила к завершающему этапу – испытаниям системы в целом. В 1977 – 1978 гг. запускаются еще четыре космических аппарата. Орбитальная группировка полного состава ведет практически непрерывный контроль заданного района. Набранная статистика по обнаружению стартов МБР и эксплуатационные показатели функционирования наземных средств позволяет произвести оценку достигнутых ТТХ системы. Разрабатывается итоговый акт испытаний. В конце 1978 г. актом, подписанным всеми членами Государственной комиссии, рекомендовано принять Космическую систему раннего обнаружения стартов МБР первого поколения на вооружение.
16 января 1979 г. вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР о принятии системы в эксплуатацию. В нем было рекомендовано в период 1979 – 1981 гг. осуществлять опытную эксплуатацию системы силами Министерства обороны с участием представителей промышленности с целью приобретения опыта и набора статистики.
К концу 1982 г. совместная с промышленностью опытная эксплуатация системы успешно завершилась. Космические аппараты надежно работали в составе орбитальной группировки полного состава. Средства наземного КП работали с высокими показателями по устойчивости и надежности. Достаточно сказать, что при вероятности правильного обнаружения групповой цели близкой к 1 удалось обеспечить практически полное исключение ложных тревог. При этом существенные временные потери в контроле ракетоопасных районов, связанные со сбоями и отказами ЭВМ, удалось свести к нескольким десяткам минут в год.
31.12.1982г. приказом Министра обороны система была переведена в режим боевого дежурства в составе СПРН.

Источники: www.cniikometa.ru

СИСТЕМА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ О РАКЕТНОМ НАПАДЕНИИ (СПРН)
КОСМИЧЕСКИЙ АППАРАТ ЕДИНОЙ КОСМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ 14Ф142 «ТУНДРА»
НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ИМ. С.А.ЛАВОЧКИНА
СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ПРОТИВОРАКЕТНАЯ ОБОРОНА
ПРОТИВОРАКЕТНАЯ И ПРОТИВОКОСМИЧЕСКАЯ ОБОРОНА