ДОГОВОР ОСВ-2

SALT-2 TREATY

Суть Договора сводится, прежде всего, к установле¬нию равных количественных пределов на стратегические ядерные силы двух держав. В соответствии с ними по всту¬плении в силу Договора каждая из сторон обязуется ограничить пусковые установки МБР и БРПЛ, тяжелые бом¬бардировщики , а также баллистические ракеты авиаци¬онного базирования класса «воздух — земля» (БРВЗ) сум¬марным количеством, не превышающим 2400 единиц. Обе стороны обязуются ограничить эти виды стратегических наступательных вооружений с 1 января 1981 г. общим ко¬личеством не выше 2250 и приступить к сокращению тех вооружений, которые были бы на эту дату сверх указан¬ного уровня.

В целях обеспечения эффективности Договора сторо¬ны обязуются не обходить его положений через любое другое государство или каким-либо иным способом. До¬говор должен вступить в силу в день обмена ратифика¬ционными грамотами и будет оставаться в силе до 31 де¬кабря 1985 г., проверка его соблюдения предусматрива¬ется с помощью национальных технических средств контроля. В дополнение к долгосрочному Договору был подпи¬сан протокол к нему сроком действия до 31 декабря 1981 г. Он содержит такие добавочные качественные ограничения стратегических вооружений.

В совместном Заявлении двух держав намечен круг проблем для обсуждения на следующем, третьем этапе переговоров об ограничении стратегических вооружений. Прежде всего, ставится задача достичь соглашения о су¬щественном сокращении количеств стратегических насту¬пательных вооружений, о дальнейшем качественном огра¬ничении ракетно-ядерных вооружений, включая ограниче¬ния на их модернизацию и создание новых видов оружия, а также о решении вопросов, включенных в протокол, в контексте переговоров о заключении договора ОСВ-3.

Подписанные в Вене документы имеют большое и мно¬гоплановое значение. Прежде всего, в развитие Времен¬ного соглашения от 1972 г. равные суммарные ограниче¬ния ОСВ-2 охватывают не только пусковые установки баллистических ракет морского и наземного базирования, но и тяжелые бомбардировщики, в том числе оснащенные крылатыми ракетами, а также устанавливают пределы для баллистических ракет, оснащенных разделяющимися го¬ловными частями. При этом стратегическая стабильность закрепляется в ОСВ-2 на основе принципа равенства и одинаковой безопасности сторон через своего рода коди¬фикацию ракетно-ядерного паритета при известном сни¬жении уровня военного равновесия.

Стратегическая стабильность укрепляется и другим образом посредством лимитирования ряда таких направлений гонки вооружений, которые могут увеличить спо¬собность обезоруживающих ударов по тем или иным ком¬понентам стратегических сил и повысить угрозу ядерной псины, особенно в кризисной ситуации. Большую роль в этом плане играют некоторые ограничения на модерниза¬цию ракетно-ядерных арсеналов, создание новых систем оружия, пределы для наращивания количества ядерных боеголовок и развертывания крылатых ракет. Наконец, Договор ОСВ-2 существенно уменьшает неопределенность как относительно существующего, так и будущего состоя¬ния ракетно-ядерного баланса и тем самым позволяет с большей уверенностью и рациональностью подходить к во¬просам военного планирования на много лет вперед, ос¬лабляет в известной мере дополнительные стимулы гонки вооружений.

Подписание Договора ОСВ-2 на венской встрече в верхах было с одобрением встречено мировой обще¬ственностью, всеми прогрессивными миролюбивыми силами человечества. Оно нашло полную поддержку в Советском Союзе, братских социалистических странах. Выражая единодушное мнение советского народа, Полит¬бюро ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета СССР, Совет Министров СССР в постановлении «Об итогах встре¬чи Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Пре¬зидиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнева с пре¬зидентом США Дж. Картером» отмечали: «Полное прет¬ворение в жизнь подписанных в Вене документов… явилось бы новым этапом сдерживания гонки ядерных вооруже¬ний и открывало бы дорогу к существенному сокращению вооружений и к реализации высшей цели: полному пре¬кращению производства и ликвидации запасов ядерного оружия» .

В Соединенных Штатах Америки заключение венских соглашений означало вступление в новый, небывало острый этап внутренней борьбы вокруг политики Вашинг¬тона в области стратегических вооружений и внешнепо¬литического курса США в целом. Большая часть амери¬канской общественности, реалистически мыслящие пред¬ставители правящих кругов США (как и стран Западной Европы и Японии) выступили в пользу ратификации До¬говора ОСВ-2 и продолжения переговоров по ограничению стратегической гонки. Но и противники новых соглашений активизировали свои усилия с целью сорвать ратифика¬цию Договора сенатом (для чего достаточно было 34 голо¬сов против — одна треть членов сената плюс один) или «пристегнуть» к нему поправки, нарушающие сбаланси¬рованный характер ОСВ-2. Центральной ареной бурных дебатов вокруг вопроса о ратификации Договора ОСВ-2 стали слушания сенатской комиссии по международным отношениям, продолжавшиеся летом и осенью 1979 г., а затем и общесенатская дискуссия. За пределами Капи¬толия напряженная борьба сторонников и противников венского договора развернулась в американской прессе, охватила многочисленные общественные организации, ши¬рокие политические круги.

Нападки оппозиции на новый договор об ОСВ строи¬лись по нескольким направлениям. Прежде всего утверж¬далось, что в советско-американских соглашениях якобы предоставляются «односторонние преимущества» СССР, в частности по МБР тяжелого типа, и что они позволяют будто бы Советскому Союзу приобрести в начале 80-х го¬дов потенциал «обезоруживающего удара» по американ¬ским межконтинентальным ракетам наземного базиро¬вания. Между тем, и на это указывали защитники ОСВ-2, конкретные условия соглашения отражают объективные особенности ракетно-ядерных арсеналов двух держав. Причем эти особенности в новом договоре тщательно урав¬новешены в соответствии с принципом равенства и одина¬ковой безопасности сторон. В 60—70-е годы США созна¬тельно сделали выбор в пользу поддержания обширных ракетных сил морского базирования и большого флота тяжелых бомбардировщиков, поставили акцент на развер¬тывании разделяющихся головных частей на преобладаю¬щей части ракет подводных лодок, наметили оснащение дальней авиации крылатыми ракетами. Даже с точки зре¬ния элементарной логики, вполне естественно, что в равных для обеих держав потолках на стратегические носи¬тели и пусковые установки ракет с РГЧ диспропорции в пользу одной стороны в каких-то компонентах ядерных сил должны компенсироваться диспропорциями в других аспектах, благоприятствующими противоположной сто¬роне.

Что касается заявлений о перспективе роста уязвимо¬сти американских наземных МБР, то, даже отвлекаясь от вопроса о состоятельности подобного прогноза по суще¬ству, искусственное выделение лишь одного элемента стра¬тегической триады США из общей картины военного ба¬ланса является совершенно неоправданным. Поскольку на ракетах шахтного базирования Соединенных Штатов сосредоточено только 26% всех ядерных боеголовок в их стратегическом арсенале, то даже самые пессимистические подсчеты роста уязвимости МБР не позволяют говорить об уязвимости подавляющей части их ракетно-ядерного по-тенциала .

Противники венского договора пытались также дока¬зать, что новые соглашения об ОСВ, закрепляя советско-американский стратегический паритет на более низких уровнях, подрывают ядерные гарантии США в НАТО и ослабляют якобы безопасность американских союзников. Опровергая эти измышления, реалистически мыслящие деятели указывали, что договор между СССР и США в полной мере учитывает интересы союзников обеих дер¬жав. Совершенно очевидно, что ОСВ-2 укрепляет безопас¬ность как американских партнеров, так и всех других стран, поскольку ограничивает гонку вооружений в об¬ласти самых сокрушительных средств уничтожения, спо¬собствует прогрессу военной разрядки в центральной сфере и уменьшает угрозу глобальной войны. Немалое значение в этом плане имела активная поддержка До¬говора ОСВ-2 со стороны правительств Франции, ФРГ, Великобритании, Японии и других государств, которая практически лишала почвы различного рода инсинуации оппозиции внутри США.

Наряду с попытками очернить положительное значение венских соглашений по существу вопроса, враги разрядки прибегли и к тактике затягивания дебатов вокруг ОСВ-2, с тем чтобы максимально отсрочить его ратификацию в преддверии президентских выборов 1980 г. В ходе избира¬тельной кампании они рассчитывали создать внутриполи¬тическую обстановку, неблагоприятную для утверждения советско-американского договора. В этих целях, например, была поднята шумиха по поводу появления мифической советской военной части на Кубе, а также использовался американо-иранский кризис.

Другим направлением борьбы вокруг Договора ОСВ-2 стала кампания весьма влиятельной консервативной груп¬пировки, мощных эшелонов военно-промышленного ком¬плекса, которые осуждали правительство демократов за отмену бомбардировщика «Б-1», замедление программы «М-Икс» и нарушение графика строительства подводных лодок «Трайдент», за то, что оно якобы заранее «подо¬гнало» американские военные программы под условия ОСВ-2 и в целом не проявляло твердости во внешней по¬литике США. Деятельность милитаристских кругов, дер¬жавших ратификацию венского договора как бы в каче¬стве «заложника», заключалась в давлении па американ¬ское руководство в сторону наращивания гонки вооруже¬ний по всему ее диапазону, общего ужесточения внеш¬ней политики США по вопросам советско-американских отношений. Надо сказать, что эта кампания возымела эффект; под ее воздействием администрация стала все более тесно увязывать ратификацию ОСВ-2 с «поддер¬жанием силы», увеличением военных ассигнований, про-должением и ускорением ряда программ вооружений. Ле¬том 1979 г. правительство США приняло окончательное решение о развертывании начиная с 1986 г. около 200 мо¬бильных МБР типа «М-Икс», каждая из которых должна нести 10 ядерных боеголовок повышенной точности и мощ¬ности и будет перемещаться транспортером на стартовых комплексах между множественными защищенными укры¬тиями.

Одновременно в официальной ядерной стратегии США усилился акцент на концепции массированных «контрси¬ловых» ударов. Выступая на сенатских слушаниях, ми¬нистр обороны Браун заявил: «Потенциал гарантирован¬ного уничтожения необходим для сдерживания, но не¬достаточен в качестве стратегической доктрины или критерия боеспособности наших сил. Хотя я весьма со¬мневаюсь, что ядерная война, если уж она начнется, мо¬жет быть ограниченной…— сказал министр,— эффектив¬ное сдерживание требует создания достаточно обширного и гибкого потенциала, для того чтобы нанести избиратель-ные удары по ряду военных и иных целей и после этого сохранить значительный резерв ядерной мощи на продол¬жительное время» . Так постепенно начала вырисовы¬ваться новая стратегическая концепция Вашингтона, ко¬торая в бюджетных докладах Брауна на 1979 и 1980 фи¬нансовые годы была сформулирована, в частности, как стратегия «противодействия» или «эскалационного до¬минирования». В соответствии с ней США должны сохра¬нить превосходящий ядерный потенциал даже после всех вообразимых сценариев обмена «контрсиловыми» уда¬рами. Шумная кампания в США, направленная на ухудше¬ние советско-американских отношений и подрыв ОСВ, до¬стигла невиданного размаха в начале 1980 г. в связи с вводом в Афганистан по просьбе афганского правитель¬ства советских военных контингентов для содействия этой стране в отражении агрессии извне. Ударная волна взры¬ва антисоветской истерии вывела администрацию Дж. Кар¬тера из политического равновесия, что выразилось в безот¬ветственном решении Белого дома отложить ратификацию сенатом Договора ОСВ-2, в мерах по «замораживанию» двусторонних переговоров и сотрудничества СССР и США по ряду важных вопросов. Очередной и весьма опасный для дела мира зигзаг Вашингтона в сторону оказания на¬жима на СССР в духе «холодной войны», блокирования международных усилий по уменьшению военной опасно¬сти со всей отчетливостью вызвал представление о нена¬дежности Соединенных Штатов как партнера в межгосу¬дарственных связях вследствие способности руководства США нарушить свои международные обязательства под влиянием каких-то эмоциональных вспышек либо по сооб¬ражениям узко понимаемой выгоды.
Источник: www.coldwar.ru

В НАЧАЛО

ДОГОВОР ОСВ-2
ДОГОВОР ОСВ-2 (ДОКУМЕНТ)
ДОГОВОР ОСВ-1
ПЕРЕГОВОРЫ ОБ ОГРАНИЧЕНИИ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВООРУЖЕНИЙ